Главная Закон и порядок Легенда ярославского уголовного розыска — Марат Зайденшнир

Легенда ярославского уголовного розыска — Марат Зайденшнир

9 second read
0
0
2

Легенда ярославского уголовного розыска - Марат Зайденшнир

Жди опасности всюду, где опасности нет.

М.Н. Зайденшнир

5 октября 2017 года ему бы исполнилось 80 лет, если бы этот человек дожил до этого дня.   

Каждую осень лучшему сотруднику уголовного розыска Ярославской области вручается премия имени Марата Наумовича Зайденшнира, начальника управления уголовного розыска (с 1983 по 1991 год). Для сотрудников уголовного розыска Ярославской области Марат — настоящая легенда.

Удивительную судьбу этого человека, которого за глаза все называли просто Марат, определила дата рождения – пятое октября, совпавшая с датой рождения уголовного розыска. Еще на службе в армии он заочно поступил во Всесоюзный юридический институт. Доучивался, будучи опером уголовного розыска милиции Красноперекопского района Ярославля. Уже тогда многие отмечали его неординарный подход к службе.

В газете «На посту» в номере за 28 февраля 1964 года была опубликована статья А. Померанцева «По зову сердца…», начинающаяся романтической фразой: «В милицию Марат Зайденшнир пришел по зову сердца…». В статье говорится о том, как милиционерам удалось вывести группу подростков (18 человек), из-под влияния некоего тунеядца — Жоры Неделько, под руководством которого они совершали мелкие кражи, не ночевали дома. Благодаря усилиям работников райотдела Зайденшнира и Рыжакова группа распалась. По его личной инициативе в районе был создан оперативный отряд из сотрудников милиции и добровольных помощников, который имел определяющее значение в деле предупреждения подростковой преступности. В рапортах на поощрение того времени, как правило, было указано «…работу свою знает и любит, быстро ориентируется в обстановке, правильно принимает решения…». Тогда еще молоденький черноусый опер, куривший почти шерлокхолмсовскую трубку, в те далекие шестидесятые действительно был романтиком в погонах. Шестнадцать лет он ловил преступников всех мастей в Красноперекопском районе. За эти годы — десятки раскрытых преступлений, огромнейший опыт. После этого шесть лет работал в  должности заместителя начальника угро области. И еще восемь долгих лет начальником областного уголовного розыска.

Что же это был за человек, прошедший путь от оперуполномоченного до заместителя начальника службы криминальной милиции? Человек, которого уважали абсолютно все – от сотрудников милиции до матерых преступников? И почему по прошествии стольких лет он все равно незримо присутствует в жизни ярославской полиции? Это ясно ощущаешь в музее УМВД, где на историческом стенде уголовного розыска так много его фотографий, да и практически в каждом кабинете оперативников есть его портрет…     

Конечно, каждый, близко знавший его, хранит в памяти свой образ. Но абсолютно все вспоминают то, что категорически выделяло его из всех – огромнейший интеллектуальный потенциал. Умение аналитически мыслить – то, без чего не мог состояться сыщик его уровня. Людей с такой интеллектуальной мощью найти очень сложно. При отсутствии в те времена компьютеров он вел в своих блокнотиках учет всех нераскрытых преступлений по районам. Был создателем лучшей в России группы по борьбе с кражами исторических ценностей. И именно в Ярославле, уже после его смерти, в 1992 году, на базе этой группы был создан первый в стране специализированный отдел. И со всей России сюда приезжали оперативники перенимать опыт.

Тогда очень многие преступления совершались цыганами. Марат Наумович был лучшим специалистом по раскрытию таких преступлений. У него был собственноручно изготовленный цыганско-русский разговорник, с нужными для работы фразами и словами, например: «Кому гадала? Какие лошади? Где деньги?» и т.п., которые он заучивал наизусть.

В начале восьмидесятых под руководством и непосредственном участии Марата была проведена операция по задержанию крупной цыганской группы, занимавшейся изготовлением и сбытом фальшивых золотых изделий. Гастролеры всего около недели занимались семейным бизнесом в нашей области. Арендовав дом в районе Красных Ткачей, мужчины обтачивали латунные и бронзовые заготовки, шлифовали и обрабатывали соответствующим раствором, а женщины и дети постарше, рассказывая о том, что они погорельцы и вынуждены продавать фамильные драгоценности, реализовывали их обычно в сельской местности. Задержание производилось ночью. В доме было изъято большое количество слесарного инструмента и около двадцати килограммов различных заготовок, а также фальшивые пробирные клейма.              

Как вспоминают товарищи, работой он жил, без выходных и отдыха. Приходил раньше всех, уходил самым последним. При отсутствии личного времени вообще, неизвестно когда успевал читать. Книги сопровождали его всюду. Особенно любил классику. Подполковник милиции в отставке Сергей Михайлович Чувилин вспоминает, как однажды начальник попросил его подождать в кабинете, а сам ненадолго вышел. На столе лежала стопка книг, как оказалось, поэтические сборники, и во всех (!) были пометки его рукой, где знак вопроса или восклицания, а где подчеркнуты целые строфы. Очень хорошо запомнилась следующая авторская строчка: «Лебедей печальное ячанье, чанье, чанье, чанье…», а внизу куриным почерком Марата Наумовича приписано: «Не стихи, красивое бренчанье». Удивительно, как точно и емко он умел выразить главное.

Еще Сергей Михайлович рассказывал, как они в начале восьмидесятых  в составе оперативно-следственной группы,  выехав в Даниловский район на убийство 19-летней девушки в деревню Федорино, длинными летними ночами обсуждали булгаковский роман «Мастер и Маргарита». А днем искали убийцу.

Преступление  было очень странным, свидетелей не было. Труп нашли в болотце с колото-резаными ранами на голове. Кто мог так жестоко расправиться с безобидной девушкой и, главное, зачем? После осмотра места происшествия попросили пастуха выкосить поляну, но он отказался. Это насторожило. Именно там был найден большой нож, перевязанный алюминиевой проволокой. Оперативники тщательно отрабатывали жилой массив – местных жителей, приезжих, дачников. Марат Наумович слушал доклад каждого. В результате подозрение пало на того самого пастуха, он часто бывал в этом районе, браконьерил. А девушка стала ненужным свидетелем того, как он убил лося. У него же изъяли орудие убийства – косу и обрывки проволоки, которой был перевязан найденный нож. Признательных показаний не было, свидетелей тоже, доказательство строилось на косвенных уликах и данных экспертиз. В течение 10 дней это сложное преступление было раскрыто.  

Марат Наумович работал самозабвенно, забывая обо всем. Он был своего рода аккумулятором, подпитывая всех своей энергетикой. И как всякий талантливый человек, творил в своей профессии, выдвигая порой совершенно неожиданные способы решения сложнейших задач. Когда требовалась маскировка, он удлинял усы, приклеивал бороду, надевал другую одежду. Это было в тех случаях, когда личное присутствие было необходимым, но невозможным, так как его знали в лицо.

Раньше в преступном мире была строгая градация по видам преступлений. Были постоянные высокопрофессиональные группы воров-карманников, судимых по 8-9 раз, виртуозно владеющих своим «искусством». Они всегда терлись у административных зданий, РОВД, УВД, наблюдая и запоминая лица  входящих. А выходя на дело, зорко следили за тем, чтобы не было хвоста. Младшим инспекторам, ловившим их, маскировка была необходима. Марат не жалел ни времени, ни денег для того, чтобы пригласить профессионального гримера из театра или театрального училища. Он с трудом, но все же выбивал деньги на приобретение элементов профессионального гардероба. В управлении всегда был разнообразный набор одежды, в том числе и специальная форма – железнодорожная, военная, летная и т.д., разного цвета и длины парики, бороды, усы, накладки, а также очки, зонты, сумки и грим. Он заставлял сотрудников переодеваться, маскировать машины. Все это очень помогало в оперативной работе. Был случай, когда Марат Наумович после одной из встреч, в гриме приехал в УВД и был страшно доволен, когда его никто не узнал.

Кроме того, что Марат был замечательным сыщиком и организатором, он был и тонким психологом. Умел установить контакт с любым человеком, выступая с позиции равного, кто бы перед ним не находился. Болезненно переживал и за всех своих сотрудников, и за потерпевших и случайно пострадавших людей.

Интересный случай рассказал подполковник милиции в отставке С.В. Мильто о том, как в начале восьмидесятых годов в Новогоднюю ночь в опорный пункт обратилась женщина, которую дома избивал муж. Следом за ней прибежал и разгоряченный нетрезвый супруг, как оказалось, кавказец. «…Когда мы подъехали, он сидел в одной из комнат с огромным ножом в руке и кричал: «Всех зарежу, ее зарежу, себя зарежу!» Подойти к нему не было никакой возможности. Мы стояли наготове, и вдруг появился Марат, который сразу же прошел к этому совершенно обезумевшему человеку и заговорил: «Ну, что случилось? Чего ты дуришь?» Тот, увидев его кавказские усы, замешкался. А он уже присел напротив него на стул. Мгновенно установил психологический контакт, и в какой-то момент «подавил». Начал задавать ему какие-то вопросы, а дебошир неожиданно стал на них отвечать. Около часа длилась новогодняя беседа, но переубедить человека с ножом не удавалось. Пока они разговаривали, нам уже удалось войти в комнату и распределиться, а потом мы, не сговариваясь, все вместе набросились на него и скрутили. Пострадавших тогда не было».

Марат Наумович очень бережно относился к своим сотрудникам, заботился о них. Бывало, всегда поинтересуется, поел или голодный. Если нет, обязательно скажет: «Чего, ждешь, когда упадешь?» При выезде на место преступления в район на свои деньги кормил всю оперативную бригаду. Сам же никогда не обедал — времени было жалко. С работы иногда выгонял «засидевшихся» сотрудников, сам же уходил позднее всех: «Ты что, дольше меня проработать хочешь, пойду обратно, чтобы тебя здесь уже не было!». Провинившимся же доставалось по полной программе, но уж если и обижал, то заслуженно. Но на него, как правило, не обижались. В управлении уголовного розыска при нем была обстановка родного дома – необычайная теплота отношений, масса идей и невероятно результативная активность. 

В 1983 году в Ярославле была совершена серия нападений на женщин. В разных районах города, всего около 20 эпизодов. В темное время суток неизвестный подходил сзади, наносил удар тяжелым предметом по голове и забирал все ценные вещи. Свидетелей не было, потерпевшие опознать преступника не могли. Одна из пострадавших от полученной травмы скончалась. Оперативники сбились с ног, но, наконец, получили информацию на некоего ранее судимого Лукашина, жителя того самого района, в котором начинал службу Марат. И, как выяснилось, Марат раскрывал его первое изнасилование, и очень хорошо его помнил.

Вторая их встреча – поединок двух личностей: криминальной Лукашина и начальника уголовного розыска Зайденшнира.  Отсидев первый срок за изнасилование, Лукашин через некоторое время на Севере страны был снова судим за нападения на женщин и даже убийство. На том судебном процессе прокурор требовал для него смертной казни, но ему дали 15 лет особого режима. После нескольких лет отсидки в колонии у него резко ухудшилось здоровье, или он так хорошо это симулировал. Медики поставили диагноз: туберкулез спинного мозга. Дальнейшее нахождение в тюрьме не целесообразно, поскольку жить ему осталось считанные месяцы. Он возвращается в Ярославль и… полностью восстанавливает свое здоровье. А затем берется за старое, и долгое время держит в страхе весь город. Установили, что похищенное золото Лукашин сбывал цыганам. Допрашивать цыган всегда было сложно. В этот раз Марат Наумович сам очень долго говорил с цыганским бароном, и тот ему все рассказал, выдал все золото, что они брали у преступника. Но Лукашин, которого задержали на трое суток, изворачивался как мог. Утверждал, что сам купил это золото у людей, которые… недавно погибли в пожаре.

Одна из потерпевших, оставшаяся в живых потому, что подкладывала в песцовую шапку мохеровый шарфик, так как та ей была великовата (именно это и смягчило удар молотка), согласилась опознать преступника. Она попросила поставить его в дверной проем в пол-оборота и выключить в коридоре свет. Когда смоделировали эту вечернюю ситуацию, она вскрикнула, узнав его. А затем с ним «беседовали» методом разорванного допроса. Ему устно и письменно задавали вопрос, и просили под ним расписаться. Он отвечал. Потом предъявляли доказательства и снова задавали вопрос, формулируя по-другому, создавая искусственное противоречие. Через полчаса он запсиховал и отказался отвечать.

А еще через полчаса позвонил дежурный из ИВС, и сказал, что Лукашин требует Марата. Марат Наумович, взяв последнюю улику — золотое кольцо с рубином, отправился в ИВС. Затем, веселый, позвонил оттуда и попросил побольше бумаги – Лукашин заговорил. Всю ночь Марат Наумович вел допрос, пришел под утро, когда уже стало светать, и принес 12 исписанных листов о похождениях этого рецидивиста. В этой схватке Марат, конечно же, одержал верх – просто не могло быть иначе.

За более чем 30-летнюю службу в уголовном розыске в личном деле начальника областного угро четыре листа записей о поощрениях и наградах: «За исключительно добросовестное выполнение своего служебного долга, за раскрытие особо опасных преступлений и проявленное при этом высокое оперативное мастерство» и т.д. 30 лет абсолютно бескорыстного и преданного служения любимому делу.

На одном из торжественных собраний, посвященных Дню уголовного розыска, Марат Наумович сказал: «За годы работы у нас, как в кузнице, выковываются железные нервы, а сердца размягчаются, как воск в огне…» Эти слова стали пророческими. Он перенес два инфаркта. После чего был вынужден уйти с работы. Но за штатом оставался недолго, менее года — 29 июня 1991 года его не стало. Не выдержало израненное сердце…

Свой последний юбилейный доклад (к 70-летию создания уголовного розыска в 1988 году) на коллегии УВД, Марат Наумович закончил такими словами: «Сотруднику уголовного розыска в работе приходится повседневно сталкиваться с многообразными жизненными ситуациями, явлениями, событиями, отношениями. В одном случае он вникает в тонкости человеческих отношений, и выступает как психолог. В другом – проявляет себя как знаток приемов осуществления оперативных комбинаций, как человек, владеющий искусством конспирации. Разумеется, это работа творческая, и обязательно требует творческого подхода, смелости, мужества, верности нравственным принципам, готовности к самым неожиданным ситуациям, организаторских способностей…» Он сам обладал всем вышеперечисленным и еще многими другими лучшими качествами человеческой души. И слова «его не стало» — это не о нем. Он и сейчас есть, стоит только подняться на третий этаж здания УМВД России по Ярославской области в управление уголовного розыска…   

(По материалу статьи М. Кокуевой «Из жизни ярославского Шерлока Холмса», опубликованной в 2003 году в журнале УВД «СЫСК»)

Пресс-служба УМВД России по Ярославской области

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Анна Ключникова
Загрузить еще в Закон и порядок

Смотрите также

О принятии Присяги

Сегодня в следственном управлении состоялось приуроченное к празднованию  Дня образования …